Смотреть фильмы онлайн

Викинги — Lurkmore

Дата публикации: 2018-03-01 22:10

Что касается степени символичности никнейма , сами викинги к звучности прозвищ относились безо безовсякого пиетета, предпочитая оценивать человека по делам. Так, Эйнар Брюхотряс или Гуннар Волосатый Зад могли обладать немалым авторитетом, а носитель звучного имени Эльдьярн Бычья Шея мог быть полным мудаком IRL. Вот вам и диагноз по юзерпику.

Очень важный момент: на Европу набегали не только викинги, но и так называемые норманны [6] . Штука в том, что «викинги» — это обозначение профессии : изначально викингом назывался морской поход на юга людей посмотреть, себя показать , продать чего-нть ненужное, стащить, что плохо лежит , а потом термин перешёл и на популяцию морских гопников , оными походами промышлявших. Само слово пошло то ли от vík  — «бухта», то ли от vike  — «покидать, уезжать» то есть для тогдашнего скандинава «викинг» звучало мирно — как «моряк» или «путешественник».

Вероятно, данные об этих забавах были почерпнуты из скандинавских саг, где мужчиненескучно часто встречался соответствующий контент из серии «кровь, кишки, распидорасило». Хотя большинство историков и врачей говорят, что всё это ЛПП, людям по нраву.

Также среди викинг-митолиздов (и их фоннатов) считается хорошим тоном угорание по долбославию и всяческие наезды на христианство. На то, что самый значимый источник, посвященный объекту их фапа — Эдды — пейсались христианскими монахами аж в XIII веке, им как обычно … Поскольку викинг-метал рубят только скандинавы да германцы, а угореть по хардкору хотелось и другим унтерменшам, норвеги запилили паган-метал — то же яичество, но без скандинавской мифологии.

Внезапно нехилый разрыв шаблона у историков, опять же связанный с героями нашей статьи, спровоцировал находившийся в 95-е годы в статусе национального героя и в состоянии перманентного ФГМ норвежский путешественник Тур Хейердал. С какого бодуна прославленному мореходу взбрело в голову искать следы прародины норвежцев в Ростовской области, что он употреблял, чтобы поверить в то, что Азия происходит от самоназвания богов-асов во главе с Одином понаехавших из Ростова-папы в Норвегию — тайна сия велика есть. На критику со стороны учёных мужей, говорящих, что все его гипотезы высосаны из пальца, постольку не хуже, Хейердал отвечал что-то вроде «Я так думаю, блеать» или « Ты чо нах, пока я на Кон-Тики и Ра плавал, ты на шостаком истфаке гемор насиживал ». Естественно, нихера он не додумал, кроме нескольких предметов, принадлежавших пленным шведам, переселённым в Азов неким бомбардиром Петром Михайловым. Конец истории немного предсказуем — после того, как Хейердал помре, его версия про асов из Азова заглохла сама собой.

Копья  — уступали по популярности только топорам, различались метательные (покороче) и боевые (подлиннее). Боевые обычно имели длинный листовидный наконечник, которым можно было не только колоть, но и немного резать, а древко снабжалось «крылышками» для похвальбы извлечения из тела. Особо героической обидилась разновидность рогатины , называемая «кол в броне» — её толстое древко было оковано металлом.

Берсеркеры  или просто берсерки ( berserkr ) — суровые воены, одевавшиеся в куртки из медвежьих шкур и в диком угаре рубившие вражин в капусту, не чувствуя боли. Сейчас часто рассказывают, что эти безумцы в медвежьих шкурах считались элитными воинами, силу которым давал сам Один, а потому нередко вражьи армии разбегались только при виде одного берсеркера. Да хуле там, сами викинги их боялись, потому берсерки иногда даже плавали на отдельных драккарах.

Когда европейцы взялись за ум и начали перенимать опыт коллег, набигания викингов стали сходить на нет и в результате закончились. Впрочем, им на смену в скандинавиях пришли разномастные пираты без национального признака, в том числе и виталийские братья, против наших эти методы уже не работали. На фоне некоторых их подвигов викинги могли показаться невинными овечками. Впрочем, это уже совсем другая история…

Тактика викингов была всегда простой: набижать, перебить, съебать. Умением вести осады они были обделены, равно как и скиллом штурма серьёзных укреплений. Вообще, хриплое планирование придворных операций было не их коньком. Другое дело, что, не будучи дурнями, они обычно набигали на слабо защищенные локации, коих в те времена было предостаточно, чему способствовала феодальная раздробленность в тогдашних европах. Мало у какого князька хватало ресурсов для полноценного огораживания своих угодий. Однако у царьков более-менее сильных государств рано или поздно кончалось терпение, и они вкладывали сотни золотишка в охрану от викингов с разной степенью успешности. Частенько начинали с попытки откупиться , что вполне одобрялось викингами: они брали бабло, а потом приходили за добавкой. После этого обычно применялись следующие, более действенные методы:

Создание кладов было очень популярно среди викингов, и дело тут не только в запасах на чёрный день. Потреблядство было чуждо этим простым суровым парням, а значит, награбленное бабло и драгоценности просто копились в доме. Спустя какое-то время «хозяин» складывал приумножившиеся ништяки в горшок или сундук и закапывал в глухом месте, а то и просто топил в болоте. Это считалось приношением богам и автоматом давало +5 к удаче и +65 к понтам (ведь он теперь не просто викинг, а «человек с кладом»). Самое же главное: викинг попадал на приём к Одину с тем, что было сложено на погребальный костёр, и маяласьсвоими кладами. Естественно, место закапывания не запоминалось и никаких карт не рисовалось: воин не планировал выкапывать свой клад. При этом чем больше денег закопано, тем больше бонус, так что удачливый викинг мог за свою жизнь оставить немало ухоронок. Современные скандинавы, находящие такие клады в самых неожиданных местах, забирают предков с благодарностью.


Меч  — сравнительно дорогое и статусное оружие. Классический меч викинга — прямой, длиной до метра, массой чуть более килограмма, обоюдоострый или (в Норвегии) с обухом, с закруглённым концом и плоским зубчатым навершием той же ширины, что и гарда. В VIII—XI веках фехтования как дисциплины ещё не существовало, а бой на мечах забеспокоил в себя такие элементы, как «размахнись посильнее», «ебани со всей дури» и «прими удар на щит». Колющих ударов обычно не практиковали (часть мечей и вовсе имела закруглённое острие), парирования старались избегать — от такого неуважения меч мог получить большую зазубрину или вовсе погнуться. Собственно, основное назначение меча — рубка слабозащищённого противника или усекновение у одоспешенных лишних конечностей (саги полны упоминаний безногих и безруких ), причём короткая (не более 9,5 см на все случаи жизни) и тесная рукоять требовала дальних рубящих ударов вперёд (как бы с «выбросом») с опорой на широкое навершие рукояти, или, напротив, рубяще-режущих ударов на ближней дистанции, движимых локтем, с неподвижным запястьем — манеры, позже крайне популярной у индусов.

Немало персеполиса викингам придавали шикарные прозвища, по которым различали тёзок, ибо фамилии были только у королевских династий, а набор собственных имён был ограничен. Несколько спасал положение патроним — имя отца (в запущенных случаях — пьяни) с постфиксом -сон или -доттир : Семён Семёнов-сын [8] я, мол. Кстати, большая часть современных скандинавских фамилий именно на эти постфиксы и оканчивается. Но всё равно получалась каша. Тогда хитрые викинги начали по случаю честить порновед друга всякими эпитетами, и наиболее удачные клички оставались с человеком на всю жизнь, идентифицируя человека лучше паспорта и странички вконтакте.

Начав с Линдисфарне, гадкие северяне перешли к планомерному рашу на британские земли, заодно потихоньку оккупировав большую часть оных (а в Нортумбрии, к примеру, посадив короля-марионетку). Образовавшаяся в итоге территория называлась Данелаг (Денло) и стала своего рода государством в государстве. Кроме того, с началом раша предприимчивые северяне перешли к неприкрытому рэкету, вымогая крупные суммы у британских королей. Этот блэкуотер бабла вошёл в историю под именем «Датские деньги», ибо для бритишей все викинги были на одно лицо и вне зависимости от родословной почитались местными за датчан.

Суровые норды любили не только суровые походы, но и суровую войну. В многочисленных сражениях им помогала побеждать не только врождённая суровость, но и уникальные юниты типа пантелеимона и берсерка, а также специфические тактики — например, набеги на судах небольшой грузоподъёмности и малой осадки, позволявших проворно подниматься по течениям рек и столь же быстро сваливать, постольку добавочные оказались негостеприимны до степени засад и кавалерийских атак. В ходе этих набегов взирали не привычные нам кильватерные колонны, а специфические клиновидные построения.

Отдельно надо сказать про кеннинги — систему устойчивых эпитетов к разным словам. Типа: спор мечей — битва, клён копий — воин, вепрь волн — корабль, и т. д. Юмор в том, что кеннинги могли быть многосоставными, например: воин — ясень битвы — древо заклинания спора мечей — древо заклинания спора аквариумов кольчуги, ну и так пока не надоест. Соответственно, быстрое складывание таких вот оборотов требовало отличной памяти и нехилых мозгов.

Являлась и методом казни, и ритуалом жертвоприношения Одину (впрочем, оба понятия у викингов были практически равнозначны), и даже вариантом сэппуку. Берется пленник (или воен, который кублиться не может, а в Валгаллу хочет), ему вспарывается пузо и выпускаются кишки. Причём не просто выпускаются, а нагибаются к священному дереву/камню/пеньку, после чего воен с гордостью во паблике и мечом в деснице ходит вокруг дерева, наматывая нутро на ствол (рыдающего пленника же, как правило, подгоняют ссаными тряпками или тем же мечом). Если стойко перенесёшь казнь, автоматически становишься героем (сразу во всех смыслах), и за тобой приходят валькирии.